«Десять негритят» Агаты Кристи

Десять негритят отправились обедать,

Один поперхнулся, их осталось девять.

Девять негритят, поев, клевали носом,

Один не смог проснуться, их осталось восемь…

Нет-нет, господа, не надо пугаться: я не собираюсь этой рецензией начать обзор всех трудов Агаты Кристи, количество коих исчисляется сотнями. :) Речь пойдёт только об одном классическом романе писательницы, ознакомиться с которым, на мой взгляд, должен каждый (да и сама Кристи считала его своим лучшим творением). Впрочем, я думаю, большинство и так знакомы с ним хотя бы по фильму Станислава Говорухина, в которой снимались Татьяна Друбич и Александр Абдулов. Великолепная экранизация в лучших традициях психологических триллеров вывела сюжет “Десяти негритят” в массы. И мало кто оставался равнодушным после просмотра картины.

Ситуация, от которой у любителей хороших детективов сразу начинает учащённо биться сердце: пустой остров, отрезанный от остального мира; большой таинственный дом со многими комнатами и тёмными коридорами; и десять совершенно незнакомых, непохожих друг на друга людей, которые приезжают в дом по приглашению хозяина Негритянского острова. Здесь их ждут уютная обстановка, вкусная пища, комфортные спальни. Но иллюзия завидного гостеприимства длится недолго. Скоро гости поймут, что оказались в ловушке, выстроенной больным воображением маньяка-убийцы. Капкан захлопнулся в тот момент, когда они ступили на каменистую землю острова. Убежать из острова невозможно, люди погружаются в пучину подозрений, страха и ужаса близкой смерти – и только зловещая детская считалка да фарфоровые фигурки в виде маленьких негритят спокойно ведут отсчёт до финала этой страшной игры…

Роман был издан в 1939 году. Даже не верится, что он написан так давно – кажется, что его вполне мог написать современный автор. Архаичный оттенок стиля почти незаметен, а даже если так, то это легко теряется за увлекательностью чтения. Концептуальные элементы книги – изолированное место действия, изощрённые способы убийств, страхи из разряда “Он среди нас!” – не являлись чем-то новым в момент написания романа. Революционными стали именно отточенные до совершенства элементы триллера: жуткий детский стишок, превратившийся в список смертников, загадочно исчезающие фигурки, а главное, поразительно глубоко и достоверно проработанные психологические портреты персонажей. Всё это вкупе со специфической стилистикой создавало дух мистики и апокалипсиса, царящий над Негритянским островом.

Вообще, “Десять негритят” уклоняется в сторону мистики и даже хоррора так далеко, насколько это вообще возможно в рамках классического детектива. Здесь не расследования Эркюля Пуаро или Шерлока Холмса, где фигуры гениальных сыщиков успокаивают читателя, какая бы чертовщина кругом не происходила: мы-то знаем, что в итоге всё будет высчитано, раскрыто и разжевано нам, непонятливым, лучшим образом. “Десять негритят”, наоборот, сплошь состоит из недомолвок и полутеней. Даже когда перевёрнута последняя страница и все тайны острова раскрыты, остаётся ощущение, что далеко не всё, что происходило с персонажами, можно объяснить причинами из мира сего.

Кстати, за рубежом в целях политкорректности все новые издания романа выходят под заголовком “… И никого не стало” (… And Then There Were None), а все упоминания негритят в тексте заменены на маленьких индейцев, даже остров стал именоваться Индейским. Одной из немногих стран, где “Десять негритят” до сих пор выходят под оригинальным названием, является Россия. Мелочь, а приятно.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Энциклопедия Школьника – содружество русского слова и литературы