«Ким» рассказ об Индии

«Ким» — это не роман в обычном понимании, это скорее обширный рассказ об Индии. Киплинг тяготел к большой форме, но настоящего успеха достиг, используя традиционную форму романа «большой дороги», родственную рассказу. В романе бурлит мастерски воспроизведенная гамирливе, пестрая, неблагоустроенная азиатская жизнь. В центре — образ большой дороги. Она разрешает показать представителей разнообразнейших каст и племен и сообщить чрезвычайно интересные сведения об их обычаях и нравственности, она дает возможность ввести в роман целый перечень персонажей, которые не имеют непосредственного отношения к действию, но своей колоритностью, безусловно, украшают рассказ.

В центре повествования двое — отстраненный от Колеса Всего Сущего, т.е. суеты сует, тибетский Лама и его «чела» (ученик) Ким. Ком спас Ламу от физической гибели, Лама его — от гибели духовной. Их дружба преисполненна глубокого смысла, ведь за ними стоят две большие цивилизации. В «Балладе о Востоке и Западе» (1889) К. изобразил Европу и Азию как две равновеликие, но запертые в себе монадаы:

Запад есть Запад, а Восток есть Восток,

и им не сойтись вдвоем,

Пока Землю и Небо

на Суд не позовет Бог.

(Пер. Г.Стрихи)

Лама — носитель идей патриархального Востока. Согласно Киплингу доминанта Востока — покой, пассивность, мудрая созерцательность. Ком, сын белого человека и вместе с тем дитя Востока, стоит перед выбором. Вслед за Киплингом он отдаст предпочтение Западу. В силу активности, деятельности своей натуры он выбирает азарт «Большой Игры». «Изученный на сагиба», Ким, однако, остается среди тех, с кем вырос, ведь Индия — его естественная среда.

Писательская судьба Киплинга сложилась так, что лучшие свои вещи он создал, не достигнув сорока лет. «Ким» — это его шедевр, который написан кровью. Одновременно Киплинг завершал книгу, которая сделает его любимейший детским писателем обеих сторон океана. Это его «Сказки просто так»(«Jast So Stories», 1902). Сказки составлялись в семейном кругу, в буквальном понимании, — круге костра. Поэтому, наверно, в них столько душевного тепла. Первыми их слушателями были его дети. Сказки писались для них и в определенном смысле о них. «Железный Редьярд» был нежным, любящим отцом. Киплинги часто переезжали, и сказки кочевали вместе с ними с континента на континент. Первая — «О кошке, которая гуляла сама по себе» — родилась в «Наулахку» вместе с любимицей Жозефиной, а вот сказки о Слоненке, Верблюде и Леопарде — после ее смерти, в «Вулсеке» (так назывался дом Киплинга в Кейптауне).

«Сказки просто так» близки к «Книгам джунглей», они ведут в мир первоначальной природы, где по земле бродят слоны без хоботов и леопарды без пятен. Дети с увлечением слушают удивительные истории о том, как у верблюда вырос горб, а у носорога на шкуре появились складки, как слоненок приобрел хобот, и что могло случиться, если бы Мотылек топнул ножкой...

Утонченный юмор соседствует в сказках с поучительностью. Звери наделены человеческим языком, но думают и высказываются при этом по-своему. Так чарующе и остроумно и вместе с тем так естественно мог написать о них лишь Киплинг. «Сказки» пронизаны домашним духом, а точнее — идеей дома, который, как известно, был для англичанина всегда надежным убежищем, его крепостью.

Киплинг не на шутку был обеспокоен тем, что британский Дом — Империя, — который еще недавно казался незыблемым, со смертью королевы Виктории стал расшатываться и стареть на глазах. Он жил надеждой сохранить его и подчиняет свое творчество этой задаче. Подтверждением тому служит новый сборник патриотичных стихов «Пять народов» («The Five Nations», 1903), который поставил его в один ряд с такими политиками консервативного штаба, как Сесил Род, Китченер, Чемберлен, после чего от него отвернулись коллеги по перу и демократически настроенная публика.

В 900-х гг. Киплинг еще не раз доказывал свою способность быть поразительно разнообразным. Так, рассказ «Они», который вошел в сборник «Пути и открытия» («Traffics and Discoveries», 1904), родился из воспоминаний об умершей дочке, соткан из глубокой грусти и трепетной тайны, преисполнен нежности, легкого дыхания и открывает совсем незнакомого Киплинга.

В 1906 г., найдя золотоносную глыбу национального фольклора, он издал интересную книгу для детей и юношества «Пак с холмов Кипа» («Puck of Puck's Hill»), в 1910 г. вышло ее продолжение. В этой сказочно-эпической серии Киплинг предложил свою, во многом романтизированную и мифологизорованную интерпретацию отечественной истории. «Взрослый» этнографический материал выигрывает и виблискуе, одухотворенный присутствием шаловливого эльфа — шекспировского Кипа.

Однако творческие удачи становятся все более редкими. Наделенный прытким умом, Киплинг не был значительным мыслителем. Прежде всего он был большим художником. Подчинив свой талант великой — в его глазах — идеи Империи, он обрек себя умереть вместе с ней. Он продолжал писать и в годы Первой мировой войны, которая забрала у него сына, и после нее, но его не читали. Киплинг перестал быть пророком в своей отчизне. Похороны Киплинга в Вестминстерском аббатстве 1936 г. прошли незамеченными.

Время - наилучший критик. Пала Британская империя, но лучшее из написанного Киплингом живет. Это не только «Книги джунглей» и «Сказки просто так». Т.С. Елиот, который иронизировал над поэзией Киплинга накануне Первой мировой войны, во время Второй выдал его выбранные стихи, супроводивши том большим предисловием, в котором признал его великим Мастером Слова. С. Моем издал в середине XX ст. антологию рассказов Киплинга и завершил свое эссе о нем категорически: «Редьярд Киплинг - единственный автор в нашей стране, которого можно поставить рядом с Мопассаном и Чеховым. Он - наш величайший мастер рассказа».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Энциклопедия Школьника – содружество русского слова и литературы