«Мертвые души» Гоголя — творение великое по творческой концепции и художественному совершенству формы

Необычная история написания «Мертвых душ» уже таит в себе немало удивительного. С глубоким удовлетворением

Гоголь работал над поэмой 17 лет: от первоначального замысла (1835) до последних фрагментов и штрихов перед самой

Смертью (1852). Завершив наконец «Мертвые души», сжег их второй том. Вначале хотел изобразить «всю Русь» «с одного боку». А дал картину небывалого разностороннего охвата явлений.

Воспринимал «Мертвые души» «предлинным романом». И называл — поэмой. Можно привести другие примеры странных

Несовпадений. Но лишь для того, чтобы подчеркнуть оригинальность

Человеческой и творческой индивидуальности Гоголя.

Все свои помыслы Гоголь отдавал России, будущему возрождению ее народа. «Сколько я себя ни помню, — писал Гоголь в «Авторской исповеди», — я всегда стоял за

Просвещение народное».

Не случайно и в начале самостоятельной жизни (в

Университете), и в конце ее («Выбранные места из переписки с

Друзьями») Гоголь считал более действенным для себя

Непосредственное обращение к людям со словом истины и любви. В такой потребности Гоголя — источник «субъективности», «лиризма», 136 Н. В. Гоголь которым окрашена его проза. В «Мертвых душах»

Исповедальные мотивы приобретают особую значимость.

«... Я принялся за «Мертвые души», — писал Гоголь В. А.Жуковскому из Парижа в 1836 году, — которые было начал в Петербурге. Все начатое переделал я вновь, обдумал более весь план и теперь веду его спокойно, как летопись. Вся Русь явится в нем! Это будет первая моя порядочная вещь, — вещь, которая вынесет мое имя». Однако «спокойное, летописное»

Начало неразделимо слито с мощным и живым потоком раздумий о русской жизни, обществе, народе, настоящем и будущем

Страны. В том же 1836 году, после постановки «Ревизора», Гоголь сам сказал о необходимости «творить с большим

Размышлением». Этот принцип воплощен в «Мертвых душах». Можно ли удивляться неиссякаемой власти «Мертвых душ» над читателем? В поэме ярко, зримо отражены неминуемые следствия

Деградации определенных слоев российского общества. И вместе с тем — мечта о возрождении страны, вера в изначальные силы

Народа. «Мертвые души» мобилизуют наше критическое отношение ко всем порочным явлениям и активизируют самые высокие

Устремления.

В произведении — пугающая картина разобщенности

Людей, их отчуждения от подлинного смысла жизни. Писатель

Запечатлел выморочное существование. Мертвые души окончательно утратили способность по-настоящему видеть, слышать, думать. Их поведение, механическое, заданное раз и навсегда, подчинено

Единственной страсти — приобретать: материальные блага, положение в обществе, чины на службе. Человек потерял человеческое лицо. А это уже не смешно — страшно. Такая участь подстерегает

Каждого, кто отвернется от неповторимо многообразного духовного

Бытия. Страстное желание художника пробудить сонное

Человеческое сознание созвучно любой эпохе застоя. Взволнованная мысль о родине привела Гоголя к отказу от первоначального замысла «Мертвых душ» — повествования о «ябеднике» и двух-трех «плутах». Воссозданный художником мир предельно укрупнился, его осмысление углубилось. Гоголь не мог быть равнодушным «летописцем». Он активно

Противодействует злу. Прежде всего — в своих предчувствиях светлого

Грядущего. Жажда добра, справедливости, красоты «торопит»

Писателя. Так возникает побуждение совместить объективное

Изображение мира с авторским поиском Прекрасного.

Субъективно-исповедальная и объективно-изобразительная линии в I томе гармонично переплетаются. Это помогает писа-

137 телю раскрыть конкретные черты эпохи. В содержании же

Поэмы негативные наблюдения и раздумья писателя все-таки

Превалируют. Поэтому у него и появляется мечта найти некоего «мужа, одаренного божественными доблестями». Во II томе «Мертвых душ» Гоголь делает попытку

Реализовать эту мечту. Более того, — оправдать несостоятельность

Сущего с точки зрения «человека вообще и души человека

Вообще». Отвлечение от жизненного материала, обусловленности

Характеров, ставка на общечеловеческие, якобы неизменные

Добродетели приводят к созданию умозрительных картин и

Образов. Великий художник сам понял это и сжег свою рукопись. Гоголевская сатира адресована противоречиям самой

Действительности. Деградирующие сословия общества четко

Очерчены в разных группах персонажей: уездное дворянство (Собаке - вич, Манилов, Плюшкин, Ноздрев, Коробочка), губернское

Чиновничество и дворянство (от губернатора до Ивана Антоновича — «кувшинного рыла»), крестьяне (Селифан, Петрушка и др.), столичное дворянство и чиновничество («Повесть о капитане Копейкине»). Гоголь обнаруживает блестящее художественное мастерство, находит остроумные приемы разоблачения

«антигероев» в этих ярких характеристиках. Писатель умело выделяет «говорящую» деталь внешнего

Облика героя. Сразу создается зрительное впечатление живого лица, выделяется психологическая сущность персонажа. Вспомним сходство с медведем, косолапость Собакевича, расплывчатость черт пустослова Манилова. Или, скажем, облик Ивана

Антоновича — «кувшинного рыла»: «вся сердцевина лица выступала у него вперед и пошла в нос». Точность зарисовки,

Соответствующей типу поведения героя, столь высока, что одна она может дать представление о социальном явлении. В последнем

Примере — нос чиновника, привыкшего «вынюхивать» взятки. В «Мертвых душах» портрет обладает редкой глубиной

Индивидуализации. Каждый штрих, выразительный сам по себе, — неотъемлемая часть всей фигуры персонажа. Все в ней

Неповторимо: жест, манера говорить, передвигаться и т. д. Вместе с тем при обрисовке героя автор постоянно соотносит его с

Определенным, нераспространенным в массе типом человека.

«Кувшинное рыло» не придумано писателем. Образ этот бытует в народе. О Манилове сказано: «Ни то ни се...» — тоже потому, что так говорят о людях такого характера. Не менее поражает гоголевская способность вложить в уста тупых обывателей «разоблачительные» речи. Любой из них, разу - 138 Н. В. Гоголь меется, высказывается о своем и по-своему. Но источник

Подобных потребностей общий. Все они и не подозревают о том, что обычные, привычные их разглагольствования обнаруживают прежде всего их убогость, глупость, грубость, ханжество. Собакевич об

Инспекторе врачебной управы: «... он также человек праздный и,

Верно, дома, если не поехал куда-нибудь играть в карты, они все

Даром бременят землю!» Сведения верны. Но достаточно послушать Собакевича, чтобы убедиться, что он считает себя лучше всех, а в поношениях близких находит единственное удовольствие. Чем

Больше откровенничает «медведь», тем яснее становится: наступать на чужие ноги не дурная привычка, а сущность его натуры. Не только «ругатель»Собакевич, но и другие персонажи

«демонстрируют» самые затаенные и смешные стороны своего

Характера. Автор позволяет выговориться Ноздреву, Манилову и т. д. Бессознательно они выбалтывают: один — свою наглость и глупость, другой — пустое, никчемное фантазерство. В «Мертвых душах» все: затейливые фамилии, предметы быта, туалета — выполняет резко обличительную функцию. Вот

Губернский бал: «Галопад летел во всю пропалую: почтмейстерша, капитан-исправник, дама с голубым пером, дама с белым

Пером, грузинский князь Чипхайхилидзев, чиновник из Петербурга, чиновник из Москвы, француз Куку, Перхуновский, Беребен - довский — все поднялось и понеслось». Таково краткое и на редкость емкое обобщение. Типичный образец авторских описаний. Здесь будто спокойная и даже

Доброжелательная зарисовка. Но уже первое слово «галопад»

Воспринимается в двух значениях: музыки (галоп) и скачки лошади (!) Далее нас поражает сочетание, вызывающее ощущение

Редкой пестроты: исправник и князь, француз Куку и чиновник. В этом обществе они равны. Наконец, как содержательны будто случайные повторы (вместо дам — их перья; чиновник из

Москвы и чиновник из Петербурга)! Однотипность посетителей была очевидна. Все венчают говорящие фамилии: Перхуновский, Куку, Беребендовский. Стремление раскрыть бессмысленность

Бальных «скачек», ирония автора здесь не вызывает сомнений. В произведении есть и подробные описания, например, усадьбы Манилова, Плюшкина и т. д. Предметы, их расположение — все, казалось бы, подчеркивает сущность характеров. В сюжете поэмы нет захватывающих приключений и любовных сцен.

Главный герой поэмы спокойно и как-то буднично перемещается в пространстве и во времени, лишь изредка встречая на своем пути осложнения (в лице бузотера Ноздрева). Но афера Чичикова,

139 решившего нажиться на ревизских душах умерших крестьян, позволяет проникнуть в противоречия общественного и

Государственного строя России. Похождения Чичикова дают

Возможность объединить в повествовании громадный массив

Жизненного материала. В зависимости от характера его пластов автор выступает как ироничный бытописатель,

Психолог-исследователь, сатирик. И всюду — как лицо, осмысливающее сложные социальные, духовные, эстетические проблемы своего времени и перспективы будущего. В VII главе I тома «Мертвых душ» Гоголь причисляет себя к писателям, дерзнувшим «вызвать наружу все, что ежеминутно перед очами и чего не зрят равнодушные очи, — всю страшную, потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь»: «И долго еще определено мне чудной властью идти об руку с моими

Странными героями, озирать всю громадную несущуюся жизнь,

Озирать ее сквозь видимый миру смех и незримые, неведомые ему слезы!» Вот основной принцип Гоголя-художника. «Ошибочно было бы думать, — писал Н. Г.Чернышевский, — что сильнейшее впечатление, производимое «Мертвыми

Душами», — смех: напротив, эта книга очень серьезная и грустная. Все лица в ней живые, все имеют глубокий смысл для того, кто хочет постичь нашу жизнь...» По глобальности и

Разносторонности постижения сущего I том поэмы является

Самостоятельным законченным произведением.

В первой главе изображен приезд Чичикова в губернский город. Характеристика городского «благополучия» через

Восприятие Чичикова необходима для фабульного развития «Мертвых душ». Но писатель заметно раздвигает границы изображения. Скажем, вводит в текст отрывок из газет, преувеличивающих размеры деревьев в городе, которые на самом деле были «не выше тростника»: «город наш украсился, благодаря попечению гражданского правителя, садом, состоящим из тенистых,

Широколиственных деревьев, дающих прохладу в знойный день».

Оригинальный прием выявляет комическое несоответствие

Истинного положения вещей в городе их трактовке прессой. Скрытая ирония автора помогает глубже понять фальшивость

Общественных устоев. Думается, однако, саркастическая усмешка

Обращена к более значимым явлениям.

На второй день Чичиков делает визиты «городским

Сановникам», а вечером посещает «домашнюю вечеринку» у губернатора, где знакомится с помещиками Маниловым, Собакевичем,

Ноздревым. Затем гость города — на обеде и ужине у полицмейстера. И 140 Н. В. Гоголь всюду ироническое повествование вскрывает основы

Существования города, отношений чиновников и помещиков.

Во II главе открывается серия загородных визитов Чичикова к помещикам, пригласившим его на вечере у губернатора к себе. В путешествии Чичикова сопровождают его слуги. Их также

Весьма колоритно характеризует писатель. Особенно лакея

Петрушку, с его страстью к процессу бессмысленного чтения, и кучера Селифана. Здесь много остроумных наблюдений и замечаний. Гоголь не ограничивается только объективной картиной. Она становится истоком обобщений иного порядка: «Но автор

Весьма совестится занимать так долго читателей людьми низкого класса, — пишет Гоголь, — зная по опыту, как неохотно они знакомятся с низкими сословиями. Таков уж русский человек: страсть сильная зазнаться с тем, который хотя бы одним чином был его повыше, и шапочное знакомство с графом или князем для него лучше всяких тесных дружеских отношений».

Раздумья писателя о нравах общества получают развитие

Благодаря воспроизведению дальнейших дорожных впечатлений героя. Как бы глазами Чичикова, а по сути своим чутким оком автор видит

Печальные картины русской природы, «загрустившей» при ввде убогих деревень, расположенных вдоль проезжего тракта. Здесь

Размышления о «низких сословиях» приобретают новый оттенок.

События в «Мертвых душах» развиваются далее, история

Отношений Чичикова с помещиками и чиновниками идет своим ходом. Ширится пласт сатирических обобщений. И

Размышления — о русском народе и чужом ему чиновничье-помещичьем мире — получают свое дальнейшее продолжение. Однако этим очень объемным и важным планом нельзя исчерпать

Содержание «Мертвых душ». Художника-психолога волнует несовершенство самой

Природы человека. Мечта о «муже, одаренном божественными

Доблестями», возникает и укрепляется при созерцании низменных

Проявлений людей. Гоголь подчеркивает двойственность их натуры. В главе о Ноздреве писатель подчеркивает ведущую черту его характера: «Есть люди, имеющие страстишку нагадить ближнему. Иной, например, даже человек в чинах, с благородною

Наружностью, со звездой на груди, будет Вам жать руку, разговорится с Вами о предметах глубоких, вызывающих на размышления, а потом,

Смотришь, тут же, перед Вашими глазами, нагадит Вам». В этих рассуждениях автор как бы не стремится к конкретному изображению героя, Он хочет показать различие между внешним поведением человека и его внутренними склонностями.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Энциклопедия Школьника – содружество русского слова и литературы