Пафос конкретизации социальных понуждений в литературе

Во всех художественных направлениях (и натурализм здесь не исключение) формами такого культивирования являются индивидуализация и универсализация - предоставление субстанциального, общечеловеческого звучания и значение определенным аспектам жизнедеятельности личности. Романтизм, например, субстанциализирует ту сферу жизнедеятельности человека, который охватывает его духовные способности. Натурализм универсализирует на основе уравнивания общечеловеческого и естественного (все от природы равны, добрые, наделены в одинаковой мере способностью ощущать, любить, страдать, нуждами в пище, крыши над главой, общении с себе подобными).

Одной из общепризнанных гуманистических заслуг натурализма в эволюции художественного мышления считается осуществленная им реабилитация обычного, маленького человека, пренебреженного романтизмом. Осуществляется эта реабилитация путем субстанциализации материально-прагматических, прозаичных, по Гегелю, социальных, экономических, биологически-физиологических нужд и отношений человека с окружающей средой.

Однако субстанциализация непосредственных, таких, что не выходят вне уровня материально-предметной очевидности социальных и естественных связей индивида с внешним миром, таила в себе опасность их абсолютизации, предоставление исторически обусловленным формам их проявления статуса субстанциальной нормы, вековечного, неизменяемого закона. Натуралистические характеры являются такими постольку, поскольку олицетворяют действие объективных, независимых от воли человека законов природы и социума, которые на психологическом уровне оказываются как сумма равноположных свойств.

Попытки формирования новой структуры художественного изображения, которая бы дала возможность стимулировать духовную активность личности, в прозе 90-х годов разворачиваются в нескольких направлениях, хотя нередко реализованных в одном и том же самом произведении или одним и тем же самым автором. Наиболее выразительная из них - это попытка синтеза натурализма с просветительской традицией.

Отличительной особенностью этих идеологических романов, повестей и рассказов 90-х годов является, однако то, что разрабатываемая ими структура художественного изображения, вбирает в себя опыт романтического характеросоздания, писатели стремятся «скрестить» романтизм и просвещение. И это целиком понятно, так как именно романтизм был той художественной системой, в которой самоценность индивидуальной духовной практики получает онтологический статус, а культивирование духовности определяется как специфическая историческая миссия литературы, культуры. В романтизме, индивидуальный духовный опыт - источник, из которого начинается и которым питается духовность всего человечества. Не случайно интересная попытка М. Павлика соединить натуралистическую структуру художественного изображения с просветительской тенденцией, минуя опыт романтического характеросоздания, не только не имела продолжение в творчестве его современников, а и не стала предметом эстетичной рефлексии в тогдашний литературной критике. Особенность этой попытки заключается в том, что функцию носителя положительной идеи выполняет не герой-идеолог, а мысленная, идеальная среда, сконструированная на основе позитивистских и социалистических представлений о субстанциальных основах жизни человека, о месте женщины в обществе.

Украинская проза 90-х годов предлагает несколько решений проблемы формирования исторического сознания читателя. Они основываются на понимании духовности как такой способности индивида, которая выражает меру осознания им гуманистически-исторического значения индивидуального морального выбора, своей судьбы как собственного достижения и связанная с реализмом. Первый способ сводится к теоризации среды, когда судьбы героев и персонажей создают художественную иллюзию вариативности выбора. Этот ряд героев могут образовывать односельчане и ровесники, сын и отец, братья, люди, которых свел случай. Такая художественная структура, которая оформляется в русле общеевропейского процесса демократизации художественного мышления и онтологически тяготеет к натурализму, наиболее полно выявлена в прозе 90-х годов.

Вторым способом формирования сознания читателя в прозе 90-х годов является разрушение телеологической самодостаточности ситуации, ее преобразование на момент духовной биографии героя или через выделение в нем субъективно значащего, или же благодаря присвоению ему разнонаправленных тенденций развития. Структура эта, активно разрабатываемая в прозе 90-х годов И. Франко, Афанасием Мирным, генетически тяготеет к романтической традиции и охватывает произведения как лирично-исповедального типа, так и произведения с объективным рассказчиком. Объектом художественного изображения является процесс постижения индивидом духовной сущности мира.

От ситуации духовного испытания героя в романтизме реалистическая ситуация отличается своей неоднозначностью. Романтический герой, заведомо зная, что плохо, а что хорошо, выбором подтверждает свою духовную подлинность, свою принадлежность к тому или иному миру.

Третий способ, а он связан с преобразованием присущей романтизму и реализму субстанциональной нормы, меры человеческого, можно означить как принцип двойной детерминации. Суть этой двойной детерминации сводится к социально-идеологической, материально-предметной, биологической конкретизации индивидуальной духовной практики. На такой конкретизации основаны собственно реалистические формы индивидуализации и универсализации изображаемого.

Одна из существенных особенностей реализма, которая отличает его от натурализма, заключается в том, что индивидуальное и типичное в нем совпадают. Это присуще и романтизму. Но в отличие от романтического героя, который является индивидуальностью потому, что олицетворяет определенную психологическую черту (мужество, верность в любви и т. п.), реалистический герой является в его поведении взаимодействие собственно духовных и социально детерминированных мотивов и тенденций развития действительности. Объединение типичного и индивидуального в реализме происходит на основе субстанциализации процесса выбора героем своей позиции, в результате которого выверяются гуманистические возможности человека и действительности.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Энциклопедия Школьника – содружество русского слова и литературы