Портретная характеристика Маруси Чурай из одноименного романа Лины Костенко

Важную роль в романе Лины Костенко Маруся Чурай» сыграет внешность героини. Портрет отображает внутренний мир героини, ее характер. Лина Костенко принципиально не детализирует внешность Чураевны. Тем не менее, ее искусство как выдающегося мастера словесного изображения именно и заключается в том, что она умело активизирует воображение читателя на создание зрительного образа девушки. При этом этот образ эстетично влиятельный - он буквально излучает чувственность, которой в данный момент пронизана героиня. Видим душевное онемение, которое завладело Марусей во время суда и которое незаметными каналами передается читателю. Причем, поэтесса не назвала ни одной портретной детали. Мы не увидели ни черт ее лица, ни деталей одежды. Просто видим ее на скамье подсудимых со склоненной головой - прочь отстраненной, вконец сникшей:

Чурай Маруся не подсудной лаве…

Но она ни слова не сказала,

Оправданий никаких не дала,

Только стояла, как из камня тесанная,

Или:

Подсудимая слезами глаза не оросила.

И милосердие у права не просила.

Сначала читателя не интересует внешность Маруси, так как он следит за ходом судебного процесса, старается вместе с судьями, с судебными советниками, со свидетелями, со всеми присутствующими разобраться, виновна ли Маруся в смерти Григория Бобренко, или нет. Происходит активное проникновение в суть дела. А потом - тюремная камера, решетка, сбитый околот соломы в уголке и старый кожух, который будет служить Марусе постелью. И снова ни одной портретной детали. Тем не менее, как много мы узнали о ней за те три дня и три ночи, которые были ей отведены перед смертной казнью. И эти знания о жизни Маруси, о ее внутреннем мире формируют наше представление о ее внешности. Читатель видит мир глазами Маруси, сопереживает ей, ощущает интонацию ее монологов, ловит ее жесты - из взгляда на это воссоздает ее внешний вид.

Возникает портрет хрупкой, чувствительной молодой женщины. У нее болезненный взгляд. Душевное страдание затуманивает ее глаза, но в какие-то моменты, когда воспоминания на миг приглушают душевную боль, ее взгляд становится умным и проникновенным. Она вся нежно трепетная, насквозь пронизанная чувствам. Впервые о внешности Маруси Чурай упомянуто лишь в пятом разделе «Смертная казнь». Вся Полтава собралась смотреть, как будет изменяться приговор суда. Лина Костенко довольно долго готовит появление Маруси Чурай. Сначала среди толпы прошелестел слух: «Везут Марусю, людоньки, везут!». Процессия, в которой вели Марусю к месту смертной казни, напоминала крестный ход. Она останавливалась, и поп читал Евангелие. Видим Леська Черкеса, который «мало что не плачет», - он лихорадочно ищет хоть какую-то возможность спасти Чураевну:

На мать похожа, только немного выше.

Те же самые глаза и такая же коса.

Ну вот скажите, людоньки, зачем

Такой убийце и такая красота?...

Какая-то она не похожая на убийц.

Преступница, - а так и снял бы шапку.

На смерть идет, - а так бы и поклонился.

Это ты такой уж, мужского рода,

Все бы только глаза и таращил на красу,

Сказала женщина с усмешкой терпкой.

Снимать - шапку?! То есть перед кем?

Перед этой? То есть такой?

Что отравила собственной рукой?

И чтобы над ней обвалилась твердь!

Побойся Бога, она идет насмерть!

Голоса из толпы, и доброжелательные, и не совсем, прекрасно передают впечатления от красоты Маруси. Подобного художественного эффекта невозможно было бы достичь, если бы автор от собственного имени описывала внешность девушки. Тем не менее, поэтесса оставляет и за собой право изображения портрета своей героини:

Она шла. А тучи, как подранные.

И сизая степь еще со вчера в росе.

И с каждым шагом к своей смерти

Была всем виднее отовсюду.

Стояли люди оробелые, притихшие.

Она шла туда, как к вершинам.

Были уже черты мертвые и застывшие,

И только ветер косы шевелил.

И только как-то страшно, не кстати,

На фоне тех туч и петли была

Та головка точеная, те плечи,

Тот острый горизонт чистого лба.

И в тишине смертной, уже такой, аж давней,

Когда она целует образок,

На той высокой шее лебединой

Того ожерелья красивая нитка бус.

После суда и помилования, которое пришло от Богдана Хмельницкого, жизнь для Маруси потеряла смысл. Все несчастья - измена Григория, его смерть, страшное разрушение ее большой любви, потеря матери - сложились в одну беспрерывную боль, которую ей было не по силам унять. Маруся постепенно таяла, сгорала как свечка. Странствующий дьяк увидел Марусю вконец измученной той постоянной адской болью:

Ты еще же молодая.

Но почему-то такая уже, как обугленная.

Какая-то такая, будто снятая из креста.

А еще он заметил характерную для Маруси черту: на ее лице очень выразительно отображалось ее душевное состояние:

Моя ты голубочка!

Страданье, как, говорят, возвышает

Вот я и смотрю, что у тебя же такое личико,

Что в нем насквозь светится душа.

Это физиологическое свойство людей, наделенных исключительной эмоциональностью. Причиной угасания молодой женщины стала обугленность ее души. В последних разделах романа Лина Костенко акцентирует внимание на этом угасании. А сама Маруся говорит о себе: «Вся облетаю, как осеннее письмо». Она ощущает себя «истерзанной», «горькой». У нее «Лицо печальное» и «только тень бывшей красоты». Такой нам видится внешность Маруси. Она изменяется от первых до последних страниц романа. И эти изменения глубоко и точно характеризуют изменения ее внутреннего состояния.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Энциклопедия Школьника – содружество русского слова и литературы