Сказатели и помощники Братьев Гримм

Никогда братья Гримм не претендовали на то, что «Детские и семейные сказки», ныне известные просто как «Сказки братьев Гримм», являются их оригинальным произведением. Начиная с первого издания, мы везде читаем под названием скромную приписку: «Собранные братьями Гримм». Поскольку изначально они публиковать сказки не собирались, то в первой рукописи, переданной Брентатю, так же, как в более поздних записях братьев, редко встречаются примечания, дающие достоверные сведения о «помощнике», то есть о сказителе, который устно поведал одному из братьев ту или иную сказку.

С тех пор как историк искусства и литературы Герман Гримм, в то время уже шестидесятисемилетний сын Вильгельма Гримма, опубликовал заметки о сказителях, которые вписал в свой рабочий экземпляр книги сказок его отец, исследователи смогли более интенсивно заняться изучением источников, нежели это было возможно по ранее известным записям братьев Гримм. И даже Германа Гримма эти предназначенные лишь для собственного пользования примечания ввели в заблуждение относительно сказителей - его удалось исправить только в последнее время. Причем нас прежде всего интересуют те женщины и мужчины, коим мы не в меньшей степени обязаны этими сказками, чем самим ревностным собирателям и хранителям фольклорного наследия. Мы не будем здесь рассматривать, в какой мере братья в каждом отдельном случае соблюдали «подлинность и верность» рассказа, которую подчеркивал в своем предисловии Вильгельм, и насколько они следовали «строгим принципам» чисто «научного» подхода, которых прежде всего требовал Якоб и чего он неуклонно придерживался в своих дальнейших трудах.

Решающим для нас является то, что оба собирателя сказок не изменили ни тем, ни основных критических тенденций этих сохранившихся в народе преданий, а записали их верно и правдиво, сделав доступными для современников и оставив для передачи грядущим поколениям в такое время, когда в начале XIX века в процессе урбанизации этим сказкам уже грозила опасность бесследно исчезнуть. Не менее существенно и то, что они нашли людей из народа, которым доставляло радость и удовлетворение рассказывать им все, что заслуживало быть записанным и что уже после выхода в свет первого тонкого тома не только в Гессене, но и за его пределами образовались целые кружки сказочников, деятельно поддержавшие собирательское рвение Гриммов.

В предисловии ко второму тому сказок Вильгельм Гримм поставил «Фиманше» памятник. Одной из таких счастливых случайностей, - пишет он, - было знакомство с крестьянкой из расположенной недалеко от Касселя деревни Цверен: благодаря ей мы получили значительную часть изложенных здесь и потому истинно гессенских сказок, а также множество дополнений к первому тому. Эга женщина, еще крепкая и немногим старше пятидесяти лет, зовется Фиманшей, у нее гладкое и приятное лицо, яскыи и зоркий взгляд, и, наверное, в молодости она была красива. Она прочно держит в памяти эти старинные преданил, дар, который, как она говорит, дан не каждому, а иные и вообще ничего упомнить не могут. Рассказывает она степенно, уверенно и необыкновенно живо и сама получает от этого удовольствие; вначале она не сдерживает себя, потом, если ее попросить, повторяет все помедленней, так что при известной сноровке за ней можно записывать. Многие ее рассказы таким образом удалось запечатлеть дословно, и подлинность их не может вызвать сомнения»- Доротея Фиман, родившаяся в 1755 году, была дочерью трактирщика и происходила из семьи гугенотов, что по-видимому, отразилось на якобы чшстинно гессенском» источнике тех сказок, какие она рассказывала. В молодые годы она вышла замуж за портного Николауса Фимана и стала матерью шестерых детей. Когда Якоб Гримм находился в Вене в качестве секретаря посольства, брат сообщал ему в письме от 5 декабря 1814 года: «Подумай только, наша сказочница была очень больна и на днях приходила ко мне бледная и трясущаяся - ее подкосило горе: приехала ее дочь с шестью детьми, потерявшими отца. Я посмотрю, быть может, мне удастся пристроить нескольких в приют, и сам охотно дам ей денег, сколько смогу».

Не прошло и года после этого письма, как Доротея Фиман скончалась, так что она уж больше ничем не могла пополнить задуманный еще тогда третий том сказок. Казалось, успех сулило и знакомство с «Лентардгшей», с которой Якоб встретился в марте 1808 года во Франкфур-те-на-Майне. Мария Ленгардт была няней. Так как Якоб недолго пробыл во Франкфурте, он попросил Савиньи и Арнима прислать ему сказки «Ленгардтши». Беттина Брен-тано, правда, записала несколько ее рассказов, но при этом кое-что присочинила, так что настоящего сотрудничества между братьями Гримм и их франкфуртской сказительницей не получилось. Из этого примера видно, какое значение имел личный контакт Якоба и Вильгельма со сказителями.

Как один из самых плодотворных источников для гриммовского собрания сказок в историю литературы вошла «старая Мария». Еще совсем недавно за нее принимали дочь кузнеца Марию Мюллер, которой ко времени выхода в свет первых томов сказок пошел седьмой десяток. После того как ее муж, бывший тоже кузнецом, пал в североамериканской Войне за независимость, оказавшись одной из жертв гессенской торговли солдатами, она нашла себе место ключницы, то есть домоправительницы и экономки, в доме Вильда - владельца аптеки «Под солнцем» в Кас-селе. Кроме того, она присматривала за девочками в семействе Вильд, в их числе были и будущая жена Вильгельма Гримма Доротея и ее сестра Маргарета, чьи имена - «Дортхен» и «Гретхен» - также фигурируют в дошедших до нас записях братьев как источники не менее чем девятнадцати сказок. Примечание «Мария» мы встречаем одиннадцать раз в первом и один раз во втором томе «Детских и семейных сказок».

Герман Гримм, сын Вильгельма, приписал материалы, помеченные в наследии его отца и дяди именем «Мария», в том числе такие известные сказки, как «Красная Шапочка» и «Спящая красавица», ключнице вильдовской аптеки и высказал свое мнение об истинном происхождении сказок, помеченных именами «Дортхен» и -«Гретхен». «Сразу чувствуется, - писал он в 1895 году в «Дойче Рундшау», - что Дортхен и Гретхен Вильд, скорее всего, лишь пересказывали то, что им внушила старая Мария».

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Энциклопедия Школьника – содружество русского слова и литературы