Слава Вергилия

Как и его римские предшественники, авторы эпических поэм, Вергилий сохраняет двуплановисть, что необходимая была ему для обоснования вмешательства богов у дела людей. Но герои могли действовать и самостоятельно, согласно своим нуждам и желаниям. Вергилий отбрасывает все отрицательные черты, которые характеризовали богов у Гомера, и делает их почти идеальными, если не учитывать чрезмерную жестокость Юнони (но и за мифом она должна была быть самое такой). Итак, уважая богов, автор некогда не ставил их в комическое положение. Они могут конкурировать между собой, как это делают Юнона и Венера, но некогда не опускаются к потасовке или даже неприличным спорам.

Для Вергилия боги остаются богами, высшими силами, перед которыми смертные должны лишь склоняться и выполнять их волю. Учитывая время создания поэмы, политическую позицию самого автора, который во всем старался поддержать официальную политику Августа, другими эти боги и быть не могли. Нужно взвесить и на то, что сам Вергилий, человек чрезвычайной скромности и порядочности, провинциал в обычаях и манерах, с негодованием смотрел на распущенность и аморализм римлянинов. В общем падении морали он усматривал прямое унижение величия Римского государства, за которое чрезвычайно вболивав. Поддерживая мероприятия принцепса, направленные на восстановления забытых праздников и культов богов, подъем религиозных чувств народа, Вергилий считал за необходимое и богов показать величественными и справедливыми.

Глубокая психологизация персонажей поэмы Вергилия сделала главнейших из них жизненными и реалистическими. Подчиненные неумолимой внизу, от которой невозможно убежать, они все же обнаруживают бушующие и неудержимые страсти, которые толкают их на неожиданные и не всегда предвиденные поступки. Так, Эней, полюбив Дидону и забыв о своей обязанности, предпочитал бы навсегда остаться с ней, но этому препятствует воля Юпитера. Благодаря сильным чувствам и действиям герои, наделенные яркими и неповторимыми чертами, взыскивают незабываемое впечатление и запоминаются.

Тонким психологом проявил себя Вергилий в изображении разных чувств героев — страдание, неутешительного горя, ревности, сочувствие, отчаяния, боевое запавшую и т.п.. Здесь прослеживается несомненное влияние лириков-александрийцив и поетив-неотерикив, какие первыми старались разобраться в человеческих переживаниях и раскрывали их в лирических произведениях.

Главный герой поэмы — Эней — сконцентрировал в себе все доблести эпохи, как их понимал Вергилий, — набожность, высокую мораль, милосердие, смелость, благоразумие, развитое чувство обязанности и чести. Уже почти в самом начале поэмы подается его привлекательный портрет:

Стал здесь Эней, засеял среди ясности солнца,

на бога Красой и фигурой похожий;

так как сыну мать позаботилась

Кучери буйные и юности блеск

дарить пурпурный,

Радость в глазах и огонь зажгла.

Так кости слоновьей

Руки художника еще красоты прибавляют

или золотом желтым

Серебро или мрамор пароский

разукрашивают.

(И, 588-593)

Во всех сложных ситуациях Эней неизменно обращается с помощью к богам, приносит им щедрые жертвы, внимательно выслушивает вещунов и оракулов. Автор показывает его глубоко благочестивым человеком, к нему подобные и все троянци. Они становятся своеобразным эталоном для своих современников.

Вся поэма написана в возвышенно-торжественном тоне, преисполненная пафосом и патетикой, которая большой мерой обусловленные чрезвычайной драматичностью изображаемых событий и вместе с тем свидетельствуют об определенной экзальтированности автора.

Заинтересованность всем, что происходит в поэме, принуждает его иногда самому становиться участником-комментатором, живо реагировать на поступки героев или истории, которые разворачиваются вокруг них. Вергилий углубляется в их бушующие чувства со страстным интересом тонкого психолога. Поэт не просто рассказывает о героических действиях или негодном поведении персонажей — он их радостно одобряет или гневно осуждает, обращается к ним с укорами, подает реплики, искренне сочувствует, умоляет богов помочь.

Подобные « вмешательство-реплики» автора в изображении события, во-первых, предоставляют поэме своеобразности, во-вторых, создают ощущение постоянного присутствия поэта и определяют его отношение к изображаемому.

Вергилий убежденный, что главную обязанность поэта — служить справедливости и правде, быть полезным человеку, поддержать и превознести ее. Подобная активная позиция художника была совсем новой чертой для римского эпоса, по традиции сурового, сдержанного и довольно равнодушного к человеческим чувствам, она определила и все другие особенности поэмы, подчинив их единой задаче — восхвалению Риму.

Ориентация на греческую литературу упрочилась среди римских писателей. Вергилий, который задумал создать наиболее значительный в римской литературе эпос и, таким образом, стать «римским Гомером», чудесно знал его произведения. Правда, важные источники для поэмы представляли еще греческие киклични поэмы, произведения Аполлония Родоского, а также эпос соотечественников Вергилия — Енния и Нересница. Но более всего заимствований все же было сделано из произведений Гомера. Уже самая композиция изъявила желание Вергилия синтезировать в единое целое обе Гомерови поэмы, поэтому первая половина «Енеиди» во многом повторяет событию «Одиссеи», вторая — «Илиади».

Вергилий старался избегать тех из художественных средств Гомера, которые бы сдались современникам весьма архаическими. Поэтому в «Енеиди» отсутствуют простые сравнения, повторы и типичные места, связанные с устной декламацией, хронологическая несовместимость. Страстный сказ поэта отбрасывал самую идею неторопливой, с многочисленными отступлениями и деталями рассказа — так называемого эпического раздолья. Отпала необходимость и в штампах-предупреждениях, которые отделяли авторский язык от прямого языка героев.

Те же художественные средства Гомера, который их поэт использует, — двоплановисть, индивидуализация героев, распространенные сравнения, противопоставление, описания природы и т.п. — значительно углубляют и совершенствуются. Но главное, что в этом плане отличает поэму Вергилия от Гомерових творений, — это первые и довольно плодотворные попытки проникнуть во внутренний мир эпических героев, стремление раскрыть тончайшие порывания их души.

Как известно, гекзаметр издавна был в римской литературе размером эпических произведений. Использует его и Вергилий, но вносит в классический размер много нового и доказывает к совершенству. Его гекзаметр чрезвычайно гибкий и певучий, преисполненный разнообразных поэтических приемов, аллитераций, которые отображают содержание изображаемого. Совершенство гекзаметра Вергилия дала поэту возможность раскрывать тончайшие человеческие чувства. Мастерски подобранные слова с соответствующими согласными воссоздают характерные звуки — гул, журчание источника, свист ветра, грохотание от загрузки кораблей и т.п.. Медленность ритма достигалась введением спондеев, ускорение — дактилей. Скажем, дактилями подчеркивался быстрый темп работы киклопив в кузнице Вулкана, а их медленные удары трудными молотами — спондеями. К сожалению, при переводе значительная часть этих звуковых особенностей, присущий гекзаметру, теряется.

Огромными достоинствами поэмы является совершенство формы и мастерское, тонкое использование классического латинского языка, доступность сказа, высокая гармоничность стиха. Русский поэт В. Брюсов почти вся жизнь посвятил переводу «Енеиди», хотя и не достиг в этом деле особых успехов (Г. Рыльский в докладе о переводческом искусстве сказал, что перевод Брюсова для современного читателя «остался книгой за семерыми печатями»). Но Брюсов глубже, чем кто-нибудь другой, постиг тайну мастерства античного поэта: «Вергилий имел исключительное умение писать звуками; он неисчерпаемый в своих звуконаслидуваннях, его стих то нежно мелодичный, то суровый и требовательный, двигаются то стремительно, то медленно, и журчит, будто вода. Большое внимание он обращает на аллитерации, которые увеличивают выразительность и образность языка. Настоящим поэтом Вергилий возникает в выразительных средствах: у него нет прозаизмив, он все превращает в образы, каждая мысль оживлена каким-то внутренним сравнением...».

Переоценить влияние Вергилия на дальнейшее развитие культуры тяжело. Уже за жизнь он стал классиком, его произведения входили в школьные хрестоматии и учебники, по ним даже гадали, его цитировали, многочисленные его афоризмы считались образцами мудрости, его признавали как выдающегося ученого — историка Греции и Риму, знатока сельского хозяйства, философии и астрономии, риторики и словесности. Сразу после смерти произведения поэта начали комментировать, изучать его творческое наследство.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Энциклопедия Школьника – содружество русского слова и литературы